Ойратский храм Кызыл Кениш

Ойратский храм Кызыл Кениш
Автор статьи: Т.Кретова
Говорят, что укрепление Каркаралинск изначально планировалось основать у Кентских гор. Но первый старший султан Каркаралинского округа, Шынгыс Турсунов, чьи владения были в те времена в Кенте, настоял на строительстве укрепления в долине. Лес был вырублен, и появился будущий город. А Кентские горы остались хранить память гораздо более древних времён.

В ущельях этих гор находится легендарный протогород Кент. Это огромное, по убеждению учёных – размером в 30 гектар, поселение, возможно, древнейшее в Казахстане. Кент причисляется к эпохе бронзы, к бегазы-дандыбаевской культуре. Он известен чётким делением на улицы и кварталы, которые были объединены по видам деятельности: квартал гончаров, ремесленников, металлургов, оружейников. Есть версия, что увеличение численности населения и потребность стад в более широком выпасе подтолкнули кентцев начать кочевой образ жизни. По примерным оценкам, стационарно Кент просуществовал более двухсот лет.

Живописные и щедрые Кентские горы, являющиеся к тому же одним из зелёных оазисов Сары-Арки, продолжали привлекать человека на протяжении всей истории. В середине XVII века, во времена господства хошоутов в ойратской конфедерации племён, здесь был построен ойратский храм Кызыл Кениш (Красный город), призванный со временем из укрепления вырасти в город. Почти всё, что на сегодняшний день известно об этом памятнике, основано на археологических раскопках и частично сохранившихся документах, но, к сожалению, пока относится к области предположений.

Архивные фотографии, хранящиеся в том числе в краеведческих музеях Каркаралинска и Караганды, позволяют судить о характере укрепления. Существует несколько версий о том, кто является его автором – например, хошоутский хан Очирту-Цецен или ойратский аристократ Хунделен-баши, но нельзя не отметить тот факт, что храм, установленный в форме мандалы, в точности повторяет собой архитектуру древнего буддистского монастыря Индии – Самъе, датируемого VII веком нашей эры.

Традиционно история Кызыл Кениша связывается с легендами о джунгарской принцессе, которая следовала по этим краям со свитой и была застигнута снежным бураном. Одна из таких легенд, размещённая на официальной вывеске перед оградой комплекса, даже озаглавлена «Кыз Аулие».

Конечно, благодаря историческим исследованиям, которые всё больше открывают нам историю взаимодействия ойратского и казахского народов, становится понятно, что монастыри были весомыми объектами экспансии и укрепления влияния отдельных представителей хошоутской и джунгарской знати.

Место, выбранное для возведения Кызыл Кениша, было пограничным между ойратским и казахским мирами. Вероятно, поэтому монастырь простоял совсем недолго – по данным археологов, возможно, не более десяти лет.

Несмотря на значительные разрушения, с которыми памятник дожил до наших дней, удалось сделать его частичную историческую реконструкцию. Выяснилось, что три из четырёх зданий Кызыл Кениша, а также искусственный водоём между ними были построены в одно время.

Главный храм был двухэтажным, красным внутри и белым снаружи. Верхний этаж поддерживали колонны. Небольшие боковые комнатки, расположенные по центру трёх стен, использовались в ритуальных целях – для хранения тканей, изготовления свечей и расположения идолов. В четвёртой стене по центру был вход с прихожей, что формировало правильную крестообразную форму здания. Над входом на втором этаже располагался традиционный балкон, с которого ламы созывали монахов на службу.

Вторая постройка, от которой осталось квадратное основание, считается так называемым храмом-оберегом. Такие чаще всего в монгольском каноне троились для хранения реликвий рядом с основными храмами.

Ещё одно строение, стоящее у водоёма и содержащее в центре следы большого очага, использовалось, скорее всего, для приготовления специального чая, который пили ламы, или для обжига статуэток и изготовления различных глиняных предметов быта. Четвёртое здание, построенное позже предыдущих, считается жилым.

Строительство буддистского храмового комплекса – серьёзный процесс. Так, первым условием является его особое расположение на местности. Важно, например, чтобы с северной стороны стояла гора, при взгляде на которую включается фантазия и видятся конкретные образы, заключённые в камень, и чтобы с юга или востока текла река. Главный фасад должен быть ориентирован на юг, а его алтарь, соответственно, на север, где, по преданию, расположена гора Сумеру, центр мироздания. Примечательно, что алтарная стена Кызыл Кениша ориентирована иначе – она смотрит на самую высокую гору ущелья.

Историю монастыря ещё только предстоит узнать. Сейчас понятно главное – это уникальный памятник, занимающий особое место во внутренних интригах ойратской конфедерации и способный многое рассказать о взаимоотношениях народов, кочевавших в XVII веке у подножья Кентских гор.
Автор статьи: Т.Кретова
Говорят, что укрепление Каркаралинск изначально планировалось основать у Кентских гор. Но первый старший султан Каркаралинского округа, Шынгыс Турсунов, чьи владения были в те времена в Кенте, настоял на строительстве укрепления в долине. Лес был вырублен, и появился будущий город. А Кентские горы остались хранить память гораздо более древних времён.

В ущельях этих гор находится легендарный протогород Кент. Это огромное, по убеждению учёных – размером в 30 гектар, поселение, возможно, древнейшее в Казахстане. Кент причисляется к эпохе бронзы, к бегазы-дандыбаевской культуре. Он известен чётким делением на улицы и кварталы, которые были объединены по видам деятельности: квартал гончаров, ремесленников, металлургов, оружейников. Есть версия, что увеличение численности населения и потребность стад в более широком выпасе подтолкнули кентцев начать кочевой образ жизни. По примерным оценкам, стационарно Кент просуществовал более двухсот лет.

Живописные и щедрые Кентские горы, являющиеся к тому же одним из зелёных оазисов Сары-Арки, продолжали привлекать человека на протяжении всей истории. В середине XVII века, во времена господства хошоутов в ойратской конфедерации племён, здесь был построен ойратский храм Кызыл Кениш (Красный город), призванный со временем из укрепления вырасти в город. Почти всё, что на сегодняшний день известно об этом памятнике, основано на археологических раскопках и частично сохранившихся документах, но, к сожалению, пока относится к области предположений.

Архивные фотографии, хранящиеся в том числе в краеведческих музеях Каркаралинска и Караганды, позволяют судить о характере укрепления. Существует несколько версий о том, кто является его автором – например, хошоутский хан Очирту-Цецен или ойратский аристократ Хунделен-баши, но нельзя не отметить тот факт, что храм, установленный в форме мандалы, в точности повторяет собой архитектуру древнего буддистского монастыря Индии – Самъе, датируемого VII веком нашей эры.

Традиционно история Кызыл Кениша связывается с легендами о джунгарской принцессе, которая следовала по этим краям со свитой и была застигнута снежным бураном. Одна из таких легенд, размещённая на официальной вывеске перед оградой комплекса, даже озаглавлена «Кыз Аулие».

Конечно, благодаря историческим исследованиям, которые всё больше открывают нам историю взаимодействия ойратского и казахского народов, становится понятно, что монастыри были весомыми объектами экспансии и укрепления влияния отдельных представителей хошоутской и джунгарской знати.

Место, выбранное для возведения Кызыл Кениша, было пограничным между ойратским и казахским мирами. Вероятно, поэтому монастырь простоял совсем недолго – по данным археологов, возможно, не более десяти лет.

Несмотря на значительные разрушения, с которыми памятник дожил до наших дней, удалось сделать его частичную историческую реконструкцию. Выяснилось, что три из четырёх зданий Кызыл Кениша, а также искусственный водоём между ними были построены в одно время.

Главный храм был двухэтажным, красным внутри и белым снаружи. Верхний этаж поддерживали колонны. Небольшие боковые комнатки, расположенные по центру трёх стен, использовались в ритуальных целях – для хранения тканей, изготовления свечей и расположения идолов. В четвёртой стене по центру был вход с прихожей, что формировало правильную крестообразную форму здания. Над входом на втором этаже располагался традиционный балкон, с которого ламы созывали монахов на службу.

Вторая постройка, от которой осталось квадратное основание, считается так называемым храмом-оберегом. Такие чаще всего в монгольском каноне троились для хранения реликвий рядом с основными храмами.

Ещё одно строение, стоящее у водоёма и содержащее в центре следы большого очага, использовалось, скорее всего, для приготовления специального чая, который пили ламы, или для обжига статуэток и изготовления различных глиняных предметов быта. Четвёртое здание, построенное позже предыдущих, считается жилым.

Строительство буддистского храмового комплекса – серьёзный процесс. Так, первым условием является его особое расположение на местности. Важно, например, чтобы с северной стороны стояла гора, при взгляде на которую включается фантазия и видятся конкретные образы, заключённые в камень, и чтобы с юга или востока текла река. Главный фасад должен быть ориентирован на юг, а его алтарь, соответственно, на север, где, по преданию, расположена гора Сумеру, центр мироздания. Примечательно, что алтарная стена Кызыл Кениша ориентирована иначе – она смотрит на самую высокую гору ущелья.

Историю монастыря ещё только предстоит узнать. Сейчас понятно главное – это уникальный памятник, занимающий особое место во внутренних интригах ойратской конфедерации и способный многое рассказать о взаимоотношениях народов, кочевавших в XVII веке у подножья Кентских гор.
Поделитесь в соцсетях:
Поделитесь в соцсетях:
ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ НОВОСТИ
ЕЩЕ НОВОСТИ